Есть люди в нашей общине, чья жизнь и творческая деятельность уже сегодня превратились в легенду. Это Михаил Завул, снискавший любовь и восхищение своими замечательными стихами у всей бухарско-еврейской общины.

Великий Ильяс Маллаев, заслуженный артист Узбекистана, поэт, один из лучших знатоков восточной поэзии и бастакор, создатель пьесы в стихотворной форме «Певец Его превосходительства», в своё время назвал Михаила Завула классиком современной бухарско-еврейской поэзии, а также своим соратником.

Стихи этих двух поэтов ушли в народ, легли в основу песен, исполняемых нашими лучшими певцами Авромом Толмасовым, Рошелем Рубиновым, Илюшей Хавасовым…

К великому счастью, наш поэт Михаил Завул жив, он достиг солидного возраста, ему скоро исполнится 85 лет. Человек он скромный, и, хотя последние годы он побаливает, тем не менее на сегодняшний день он, вне сомнения, является одним из столпов нашей национальной культуры.

Михаил Завул – уроженец квартала «Восток» города Самарканда, подарившего миру величайших деятелей культуры: Гавриэля и Михоэля Муллокандовых, плеяду певцов: Михоэля, Гавриэля, Аврома Толмасовых, художников, писателей, государственных деятелей. К числу именитых людей относится и Михаил Завул. Его благородные корни восходят к Моше Калонтару – первому сардору бухарско-еврейского квартала. Родители – Гавриэль и Джоя Завулуновы были ведущими актёрами в первом бухарско-еврейском театре, созданном в Самарканде в 30-40-х годах братьями Муллокандовыми и Толмасовыми.

От природы одарённый хорошим голосом Гавриэль прошёл школу великого устоза Левича Бабаханова, который в 1921 году, сбежав из зиндана Эмира Бухарского, укрывался в Самарканде. Услышав голос Гавриэля, великий певец до последних дней своей жизни помогал молодому юноше поставить голос и обучить его мелодиям шашмакома.

В 1934 году Гавриэль попадает в театр, где играет во многих спектаклях, в том числе главную роль в «Зулми Амир». Здесь же в театре он знакомится со своей будущей супругой Джоей Мошеевой.

Их уже нет в живых много лет: 38 лет – как скончался Гавриэль, а Джоя умерла за два года до его кончины. Вот в такой талантливой, артистической семье родился наш Михаил Завул. Понятно, что его не раз привлекали в театр на детские роли, да и в школе он с удовольствием участвовал в постановках спектаклей, чаще всего связанных с военной тематикой.

Надо отдать должное советской системе школьного образования, направленной на гармоничное развитие детей посредством кружков, секций, пионерских лагерей и т.д.

Рассказывая об этом периоде жизни, Михаил с благодарностью вспомнил о Пинхасе Кураеве, отце Тамары Катаевой, тоже артиста театра, обучавшего детей и подростков актёрскому мастерству.

Спустя много лет, уже здесь, в Америке, в 2012 году Михаил Завул собрал цвет нашей интеллигенции, провёл вечер памяти родителей, на котором в своём выступлении подчеркнул важность подобных встреч: для пожилых – это ностальгия, воспоминания о людях, заложивших основы нашей культуры, а для молодёжи – это неиссякаемый урок высокой духовности и нравственности. Это живая страница нашей истории, которую мы обязаны знать и помнить.

Михаил Завул не пошёл по стопам родителей, хотя придёт день и час, когда он сыграет одну из главных ролей в спектакле «Певец Его превосходительства» – роль Эмира. Помните, как у Чехова: ружьё, висевшее на стене, в конце пьесы, выстрелит.

Он окончил физико-математический факультет Самаркандского университета, стал одним из лучших педагогов области. Михаил Завул был из тех педагогов, кто обладал поэтическим даром, художественным восприятием жизни и мог превратить математические формулы в нечто возвышенное, если хотите, в поэзию. Он всегда говорил, что математика расширяет кругозор человека. Сотни его учащихся, живущих ныне во многих странах, вспоминают его уроки, наставления с благодарностью. И в эти знаменательные дни в адрес большого педагога идут письма признательности за то, что он знакомил их также с творчеством корифеев восточной поэзии.

Талант педагога, постоянное общение с молодёжью, их родителями способствовали Михаилу стать не менее талантливым поэтом.

Свой первый сборник стихов – «Гулдастаи ишқ» («Букет любви») он выпустил ещё в Самарканде, но в полной мере его поэтический дар раскрылся в иммиграции. Он издал большой поэтический труд почти в 500 страниц – «Муноҷот» («Тайная молитва»). В нём собраны 176 газелей, более 100 мухамассов, 66 марсия, более 50 стихов посвящены детям, десятки басен, а также небольшие зарисовки о людях махалли.

Первым рецензентом творчества Михаила Завула был драматург, писатель, основатель в Нью-Йорке «Чайханы поэтов» Лев Маниевич Якубов (светлая ему память), отличавшийся высокой требовательностью. Он высоко оценил глубину философских мыслей, заложенных в его газелях, отметил их актуальность и созвучие нюансам человеческой души. Вот почему его стихи, «словно горячие лепёшки из тандыра» разлетались по миру, став достоянием наших замечательных певцов.

О чём пишет Завул: «Нет ничего для человека слаще, чем сама жизнь», «Главное в жизни – это человеколюбие» или «Что бы не случилось, не лги ни себе, ни Б-гу», а стихотворения «Модар», «Падар» стали популярными песнями, превратились в народные. Мало кто знает, что они принадлежат поэту Михаилу Завулу.

Всевышний одарил Михаила большой любовью. Он со школьных лет был влюблён в красивую девушку Марию (Маню), ставшей его супругой. Вместе они уже 65 лет! Наверное, в этом секрет того, что его поэзия глубоко лирична, наполнена ароматом любви.

Перелистывая его сборники стихов, я каждый раз открываю новые, глубинные аспекты творчества поэта. Михаил великолепно владеет многими языками, в том числе и узбекским настолько, что пишет стихи на этом языке. Так, в одном из своих стихов «Одамчилик ўлмасин» («Пусть не умрёт человечность») он призывает: «Человек, ты божье создание, пока жива в тебе душа, оставайся человеком».

Тематика его произведений самая разнообразная – от посвящений великим личностям мировой культуры и в том числе нашей, бухарско-еврейской, до замечательных стихов о шашмакоме, о нашем городе Самарканде, о вечной и негасимой любви к женщине – источнике вдохновения.

Особняком стоит цикл стихов, названных «Шингилчахо аз хаёти махаллаи “Шарк” ва шахри Самарканд» («Веточки из жизни квартала “Восток” и города Самарканда»).

Кто знаком с восточной классикой, знает, что писать стихи, следуя её метрике, трудно.

Об этом не раз в беседах со мной говорил Ильяс Маллаев. Михаил Завул был единственным поэтом, его современником в Нью-Йорке, которого он признавал, и посвятил ему поэму «Завул».  В ней он признаёт мастерство Завула в овладении «арузом», системой восточного стихосложения, называет его «единомышленником, другом, дышащим в унисон с ним, понимающим его с полуслова».

И потому не случайно, Завул был приглашён играть в пьесе Ильяса в постановке режиссёра Бориса Катаева «Певец Его превосходительства». Будучи мягким, добрым человеком, он сумел перевоплотиться в жёсткого самодура, правителя Эмира Бухарского, бросившего в зиндан певца Левича: настолько вошёл в образ, что ещё долго не мог выйти из него.

Михаил создал большую и красивую семью. В ней пятеро детей, высоко несущих эстафету добра и уважения к родителям, гордость за своего отца.

Когда пишешь об этом незаурядном человеке, задумываешься, в чём его величие, то понимаешь, что он – один из немногих, сумевших отразить в поэзии свою любовь к земле, на которой родился, к родной общине, а главное, он превратил свои мироощущения в золотые строки поэзии, обладающих особым музыкальным ритмом.

Мы любим Вас, дорогой Михаил!

Живите 120 лет!

Рена Елизарова, собкор «Меноры» в США

Фото из архива поэта

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована